ollako (ollako) wrote,
ollako
ollako

Category:

Впечатления от Нелидова, Нелидовского ДД и его обитателей

Когда до Нелидова оставалось меньше 100 км, дорога стала такой, будто последний раз ее прокладывали аккурат после ВОВ, и с тех пор даже не ремонтировали.
Сам городок производил впечатление только вчера пережившего бомежку - многочисленные ямы. Ухабы и рытвины напоминали больше воронки от взрывов. Домишки низенькие и невзрачные.
- Здесь действительно когда-то были бомбежки, - заступилась за город Таня, когда я позволила себе пошутить по этому поводу.
Сам интернат был на фоне остальных домов чуть не высоткой - 4 этажа на фоне многочисленных двухэтажек. Даже при том, что навигатор не знал этот дом - пропустить его было невозможно. Впрочем, в потоках ливня его мокро-розовые стены производили еще более жалкое впечатление. Особенно на фоне разбитых дорог вокруг.
Тем удивительнее было увидеть почти семейную обстановку внутри ДД. Я читала об ужасах Нелидовского ДД, которые были здесь лет 10 назад, когда детдомом управляла кучка моральных уродов, насилуя и издеваясь над детьми. Нынешняя директор, в прошлом, как я поняла, работница силовых структур, навела в ДД порядок. И при этом она не производит впечатления строгого прапорщика. Отношение к детям именно что больше материнское, насколько можно быть матерью одновременно 41 ребенку.
Что мне больше всего было приятно - когда в ДД узнали, что к Тане приехали гости, то вопреки опасению Ольги Владимировны, ожидавшей, что Таню будут дразнить тем, что ее все равно не заберут - группа дружно бросилась делать ей прическу и наводить красивый вид, чтоб она мне понравилась.
Персонал искренне переживает за детей. Дети могут запросто подойти к воспитателю или медсестре и повиснуть у них на шее. Даже достаточно взрослые, 13-летние мальчишки. Может, это и не настоящая привязанность, но хотя бы готовность к ней - налицо.
То, чего я боялась увидеть в Тане - эмоциональная черствость - отсутствовала как класс. За ее сдержанным деловым тоном явно ощущалось волнение и надежда. Мои догадки подтвердила директор, рассказав о том, как Таня рыдала в ее кабинете, узнав, что ею все-таки кто-то заинтересовался.
Почему-то в этом маленьком невзрачном городишке, в отличие от большинства крупных, персонал отлично понимает важность нахождения ребенка в семье. И поэтому с готовностью отпускает детей на гостевой режим. Дети здесь - не те, которые "за забором" и "из другого мира". У меня сложилось впечатление, что они такие же жители города, как и остальные дети. Конечно, с бОльшим количеством ограничений, но тем не менее...

Вот уж точно - форма не всегда соответствует содержанию. И важно именно последнее, а не первое. И когда начинаешь видеть содержание - перестает смущать старенькое, побитое непогодой невзрачное строение, и развороченные окрестности.
Разговаривая с медсестрой, вспомнила бывшую подругу. Яркая внешность, дорогая одежда, красивый фасад, шикарное авто - и ничегошеньки за душой. Поведешься на красочные рассказы, на саморекламу, псевдоблагородные поступки, подойдешь поближе, заглянешь внутрь - а внутри гниль, вонь, ханжество и сплошное стяжательство. И вечные поиски счастья, которое почему-то никак не находится, хотя декларируется другое.
Эта медсестра скромной внешности, в скромной одежде, работающая в скромном учреждении за скромную зарплату, искренне радовавшаяся за Таню, при том, что она не получает никаких выгод от ее устройства в семью, выглядит куда счастливее. И ничего, что у нее при этом нет ни малейшего основания кичиться "моим кругом общения".
Tags: Разговор_за_жизнь, Сироты, Хорошие люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments