ollako (ollako) wrote,
ollako
ollako

Categories:

Ярославская эпопея

Воскресенье, день первый
Добрались нормально. Вика в пути очаровала весь вагон своими глазищами. Стоило кому-то сказать: "ой, какая малышка" - Вика тут же с видом "ну раз я такая классная, подь сюды" хватала жертву за палец и заставляла себя развлекать. В соседнем купе ехала мама с дочкой. чем-то смахивающе на Вику - беленькая, щекастая, огромные голубые глаза. Интересное совпадение - даже майки на них похожие были - темно-малиновые. Ника оказалась на три кг больше Вики, при то, что первой еще и года не было, а Вике 19-го исполняется 2.

Антон носился вдоль купе, беся проводницу. Пару раз во время остановок пытался убежать к выходу. Во время второго побега-отлова пригрозила страшными карами. Не знаю, помогло ли - больше в ту сторону не бегал. Впрочем, и остановок до Ярославля больше уже не было.
Брат вопреки обещанию, встретить нас с поезда не смог, зато выстроилась очередь из друзей, которые стояли под окнами а потом с конским топотом, перегоняя друг друга, обшаривали все купе, высматривая нас. Потом ржали, что оказывается три незнакомых друг другу человека ждали одних и тех же гостей. 

Понедельник, День второй
Утром отвела Антона к маме, как она просила, т.к. она выпросила выходной чтобы повидаться с внуком. Вечером устроила скандал, зачем пришла за сыном - она оказывается в течение дня выпросила у работодателей выходным всю неделю. То, что я не обязана иметь телепатические способности, чтобы предусмотреть изменение ее планов - ей в голову не пришло. Как и предупредить меня об этих изменениях. Впервые мама увидела Вику. Правда заочно, по фотографиям. В том числе и детдомовским. Я не сильно рассчитывала на то, что мама скажет "ах" и растает. И все равно было тошно, когда она, состроив брезгливую гримасу, бросила быстрый взгляд на Викины огромные, страдающие глаза. Или на лукавые, когда она уже была дома.
Выслушала от нее кучу претензий, кои у нее ко мне с раннего детства. Поскольку претенсии эти бредовые, воспроспроизводить их тут не буду. Скажу лишь, что выразила матери свое мнение о бредовости ее наездов, за что получила очередную порцию ора на тему "проваливайт из моей жизни". Поскольку Антон спал, будиться категорически не хотел, проваливать пришлось мне одной.
Вика тем временем очаровала моих друзей, у которых я остановилась, и они то вместе, то по очереди ее развлекали на разные лады. Вика балдела от счастья. Я тоже балдела - от радости за дочку.
Вторник День третий
После работы сделала морду кирпичом и пошла к сыну. Типа повидаться. Матушка предусмотрительно мне позвонила, предупредила, что Антон с ней зело счастлив и ко мне идти не хочет. К Вике тем более. На вопрос, как она это выяснила, она сказала: я спросила его, не хочет ли он к маме и Вике, и он ответил: ну неть! Гы, он на все вопросы так отвечает. Ну да ладно, спорить с ней не стала.
Пришла. Как и накануне, мать Антону сдвинула тихий час на 7 вечера. Ну-ну. и это она только вчера мне орала, что ребенку для здоровья режим нужен, который я ему обеспечить не могу.
Антоха медленно раскачивался, мама уговорила меня его не забирать, я не спорила, сказала только: ты планировала с ним погулять, давай одеваться, ввыйдете и проводите меня.
Оделись, пошли. Еще в лифте Антон закатил истерику. Матушка услужливо подсказала: "это он боится, что ты его от меня заберешь!" Пришлось ребенка уговаривать, что если он со мной не хочет - я не буду его от бабушки уводить.
На улице произошло следующее: Антон хватает меня за руку и тащит от дома. Бабушка попыталась взять его за другую руку, он ее выдернул, заорал НЕТ! и чтобы поняли, что это не обычный, а настоящий его протест, замотал головой и пошагал еще быстрее. Бабушка встала как обоср..я.
Мне стало ее жаль, пришлось утешать. Мам, говорю, он ничего не имеет против тебя. Просто он привык, что вечером, где бы он ни был, я его всегда забираю. И спит он всегда со мной. Вроде успокоилась. Договорились, что буду его приводить по утрам, а вечером после работы забирать.

Среда, день четвертый
Вечером пошла за Тохой с Викой. И с подругой. Предварительно позвонила, спросила не против ли она будет, если мы все зайдем. Говорит не против.
Вошли
Первая минута: ну, здравствуй моя хорошая (ой, не моя!). Ты-то ни в чем не виновата (к чему вообще разговор о виноватых).
Дальше пошло: туда не ходи, туда не лезь... вот ТЕБЕ я этого не разрешаю (тут же Антон делает что-либо запрещенное, я маму спрашиваю надо ли его остановить, она говорит, что АНТОНУ в этом доме можно делать все). Потом подошла к ней: фу, как же от тебя противно пахнет. (Вика памперс испачкала). Потом начала на меня наезжать, типа, свой ребенок заброшенный, чуть ли не умирающий, а она чужих чуть не по помойкам собирает. Потом ее вообще понесло. Самое противное, что со мной подруга была, все это при ней случилось. Мама орет: мы сами детдомовские, нас никто не усыновлял. Я ей: так что теперь, если тебе в жизни не повезло, остальные тоже не имеют права на нормальную жизнь? Подруга Ольга попыталась ее заболтать, отвлечь, матушка и на нее набросилась: указывай как жить своей семье, а здесь твое мнение никому не интересно! И проблемы твои не интересны, тебе все само на голову свалилось, а мы такие-растакие, всю жизнь своим горбом на все зарабатывал! 
Я хватаю детей и мчусь к выходу. Мы там чай налили, но даже не притронулись к нему. Мама предложила Антону остаться (правда на этот раз без особой надежды), но он с воем рванул за мной.

Четверг, пятница
Работа, забирание Антона, детские бесилки в гостях у подруги. Посиделки с подругой, когда малые заснут. Вике явно нравится общество подругиной дочки Кати, которыя эти дни выполняла роль няни, и подругиной мамы - бабы Люды, которая исполняла роль бабушки. А еще Вика полюбила ходить голышом - с выражением "Свободу Юрию Деточкину" скидывала с себя все одежки, вплоть до памперса (сей предмет ее бесит больше всего) и чапает по квартире телешом. Наверное, зая прониклась бы и самой подругой, если бы та приходила домой чуть пораньше. А так Галине оставалось только пристрожить детей, чтобы перестали баловаться и легли спать, дав отдохнуть и мне. Слушались.

Суббота, день седьмой и последний
Накануне не стала заезжать за Антоном - разрешила маме оставить его на ночь у себя и привезти к поезду. Подруга Ольга опять прискакала - провожать и помочь с вещами.
Матушка оказалась в своем негативном репертуаре - пока я отбегала в сторону киосков, чтобы купить детям в дорогу сок, она орала на всю привокзальнуб площадь о запущенности ее внука. Жаловалась Ольге, какой он худой и прозрачный, а мне дела нет до его здоровья. Пришлось непочтительно рявкнуть: да хватит уже негативить, надоело! Помогло.
В поезде Антон периодически истерил, чего-то требовал, у Вики пытался все отнимать. Слопал конфету, которую дали Вике. Просто отнял и съел. Ну ладно, Викулька вроде не расстроилась - не стала его ругать. Периодически выходил из купе в коридор, носился из конца в конец. На этот раз никто не возмущался его подвижностью, наоборот, все улыбались. Над Викой взяла опеку соседская девочка Настя восьми лет - тоже купилась на Викуськину моську и няньчилась с ней почти всю дорогу, пока та не заснула.

ИТОГ
Вечером с вокзала приехали домой с помощью папы Вити. Он буквально утром вернулся от родителей, которые только-только узнали о том, что у их внука появилась сестра. Я спросила, как отреагировали. Почему-то еще и их неприятие меня вобще добило. Наверное, потому что я о них думала лучше чем о матери. Ясно дело - с чего бы им к Вике теплотой проникаться - если для моей мамы она не внучка то хотя бы дочка дочки. А им вообще никто. Но все равно - как последний уголек в душе загасили.
Вроде друзей много, все поддерживают. Но когда родные тебя не принимают - ощущение, что тебя отвергают все на свете. И никакие друзья этому помочь не могут. Особенно тяжело было п
осле теплого приема в Галиной семье - по возвращении моя квартира показалась непривычно пустой и страшно холодной.
Когда Витя ушел, на меня сново накатило ощущение из старого забытого сна. Случился он у меня 6 лет назад, перед самым переездом в Москву. Снился всю ночь, урывками, меня все время кто-то будил, сон обрывался, потом я засыпала, а он продолжал сниться с того же места что и оборвался. Мне тогда казалось, я должна увидеть что-то важное. его обязательно надо досмотреть. Даже во сне понимала, что сон, сознавала, что уже утро, сейчас надо будет вставать, скорей, скорей, досматривай! И досмотрела. А сейчас живу с ощущением, что он сбывается. Почти весь сон забылся, помню только окончание.
Я сижу на заднем сидении шикарной машины. Она идет легко-легко, того и гляди взлетит. И взлетает. Я оказываюсь на офигенной высоту - о которой даже и не мечтала. Машина продолжает подниматься, высота все больше, я уже не вижу землю. И радость от полета уходит, потому что там наверху пусто, одиноко, холодно и дышать трудно. А машина все больше и больше набирает высоту. Мне становится страшно, куда меня несет.
B вот этот страх, холод, одиночество и ощущение недостатка воздуха снова накатили в полной мере.
Утешаю себя тем, что конец у сна не такой печальный. Так что это не навсегда.
В какой-то момент я решаюсь, перелезаю на переднее сидение и пытаюсь выровнять машину. С трудом, но у меня получается. Я тороплюсь, я помню, что в реальной жизни уже утро, еще немного - и я просплю на работу.  Высоту мне снизить не удалось, но машина выровнялась настолько, что я стала видеть землю. Я поняла, что восстановила контроль над ситуацией, и что раз вижу землю, то и снизиться я смогу на сколько надо. Значит можно просыпаться.

Ps/ На фотке - брат Иван с Викой. Выразил готовность стать крестным
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments