January 13th, 2013

Приходить - бессмысленно. Не прийти - безнравственно.

Как это было.
Не берусь заявлять о количестве - 7 тыс. по версии властей, 20 по Навальному или 80 по другим данными.  Считарь голов из меня тот еще. Одно точно - было море людское.
По логике - должно было быть не менее 20 точно. Ибо заявка подавалась именно на это количество. Под это количество и место для марша выделялось. И оно было забито под завязку на много километров.
Честно говоря, я сама от себя не ожидала, что пойду. Это не метод борьбы, хотя и неплохой способ донести до властей свою точку зрения. Возможно последнее заставило меня почувствовать,  что идти не просто надо - НАДО.
Точнее всего мои ощущения передал плакат, который держал в толпе один мужичок: "Приходить - бессмысленно. Не прийти - безнравственно". Я пошла.

Учитывая, что после прошлогодних митингов власти как минимум оснастили избирательные участки камерами - к мнению такого количества народа они таки прислушиваются. Еще один показательный момент учета мнения народа - это то, что многие омоновцы стояли "проштмпованные" бейджиками с именами. Если какому-то уроду захотелось бы пустить без надобности в ход дубинку - его бы нашли в момент. Впрочем, из того, что я видела, полицейские вели себя корректно. Даже жалко их стало в какой-то момент: мы-то мерзли за идею, а они просто так.

Не успела дойти до места встречи с группой  Петрановской - несколько человек обратили внимание на рекомендованный Людмилой бейджик "Расскажу о детях". Догнали, остановили, попросили высказаться на тему. Даже камеру включили. Уверяли, что это не для телеканала, так что видео, если и будет, то всплывет, скорее всего, где-нибудь на ютубе.
Я сказала, что запрет ИУ - то же самое, что 12 лет назад отказаться от иностранной помощи в спасении Курска, когда там в уцелевшем отсеке люди задыхались. Люди гибли, а власти  в это время "блюли честь страны". Только тогда речь шла о 20 матросах, а сейчас - о тысячах детей. Эта аналогия уже много дней сидела в голове. Сказала, что заявления Астахова о том, что большинство усыновляемых американцами детей здоровы - ложь. Просто эти дети настолько безразличны тем, кто о них заботится, что никто не заморачивается получением для них соотвествующего статуса. В результате большинство детей, имеющих тяжелейшие заболевания, живут без статуса инвалидов, следовательно, усыновляются как "здоровые". Рассказала об условиях жизни этих "здоровых" детей в домах инвалидов, где они в большинстве своем не доживают до совершеннолетия.
Подводя черту сказала, что если бы детей имели возможность воспитывать российские семьи - то этот закон был бы не нужен в принципе, потому что по ранее действовавшему законодательству иностранцы все равно не имели права забирать наших детей, если на них были российские претенденты.

Когда дошла, наконец, до памятника Высоцкому  - тут же  разных сторон начали подходить люди с вопросами: не имеем возможности усыновить, но очень хотелось бы помочь сиротам.
Женщина, с которой пришлось общаться мне - мать троих детей. Старшая уже взрослая - неходячий инвалид. Сама женщина прилично так в годах. И тем не менее, волнуется о детях, нашла в себе силы прийти, задаться вопросами помощи тем, кому еще хуже. Трогает.
Кто знает, может и в самом деле после этого закона граждане развернутся в сторону этих детей. Что в любом случае не отменяет уродства этой законодательной инициативы

В общем и целом я бы сказала, что удовлетворена тем, что увидела на этом марше, если бы не промерзла до костей. И главное - если бы не проглядела на обратном пути припорошенный снегом обледеневший участок дороги, на котором со всего маху хлопнулась на бок, да так, что пару минут даже приподняться не могла. Придя домой обнаружила свезенный до кости локоть и "ушиб всей бабушки о Щелковское шоссе" (с). Ближайшие 2-3 дня, похоже, придется жить на обезболивающих, иначе ходить завтра не смогу.