January 18th, 2014

Я

Опять 25

Опять Таня оказалась в изоляции.
И опять за травлю Вики. Ей видите ли, мешает то, что Вика перед сном колотится головой о подушку.
Поговорила с ней ласково, попросила потерпеть.
-Танюш, у всех свои слабости. Вика колотится, но это всего на несколько минут. Она сейчас уснет - и ее всю ночь будет не видно и не слышно. Мы же тебя не дергаем за сосание пальца, хотя ты им так чавкаешь по ночам, что во всей квартире слышно.
Вроде уговорилась.
Только отошла от комнаты - слышу ее наезды на Вику: "дура, уродка, заткнись".
Вика с ревом выходит из комнаты, бросается ко мне.
Я не хочу устраивать разборки.
- Викуль, иди в мою комнату и ложись на мою постель. Если ты Тане мешаешь - пусть спит одна.

Кстати, сон на моей постели - это привелегия, которой они удостаиваются нечасто. И в этом случае начинается зависть одного другому.

Утром ребята по одному стали стягиваться ко мне. Первым, еще до наступления утра, приполз Антон.
Часам к восьми, как ни в чем ни бывало, заходит Таня. Пытается подлезть к мелким - те затеяли интересную игру.
Мне бы промолчать, не затевать выяснение отношений, но я зла за вчерашнее, и не хочу, чтоб Таня закрепляла в себе подобную форму общения.

- Тань, а тебя наше уродское общество не напрягает?
- Что?!!!
- Ну, ты вчера выгнала Вику из комнаты, наговорила ей кучу гадостей. А сейчас лезешь к ней, словно все нормально.
- А она тоже!...

Вмешивается Антон:
- Неправда, я все слышал. Это ты ее обидела!

Таня развернулась и ушла к себе. Сидит там одна.
Я

Лыжи

С Таней помирились, после очередного промыва мозгов опять стала следить за своей манерой общения.
К середине дня я тоже оттаяла, и повезла ее в Спортмастер - исполнять давнее обещание о лыжах.
Пробыли мы там часа два, не меньше. Зато с лыжами вышли все четверо. Завтра поедем осваивать Ботанический сад или горку у Ростокинской эстакады.

Вечером настроили планов к следующей зиме купить еще и горные лыжи и рвануть куда-нибудь на горнолыжный курорт. В этом году с нашими непонятками на работе рисковать боюсь.
Таня попискивает и поскуливает в предвкушении.