June 24th, 2014

Я

Что думают дети о войне

Читала с комом в горле

Ксюша Яковлева, 6 лет, Луганск:

- Больше всего я боюсь, чтобы не убили маму и папу. А то я не смогу спасти младшего братика, которому 6 месяцев. Пусть лучше убьют меня…

Сережа, 4 года, Луганская область:

- Мой папа ушел на войну. Мама и бабушка каждый день плачут и ничего мне не говорят. От этого мне становится еще страшнее…

Может, папы уже нет?

Саша Горобэць, 5 лет, Луганская область:

- Я знаю, как пахнет война. Она пахнет подвалом, где мы ночуем с мамой…

Саша Беспалов, 3 года, Донецкая область:

- Я очень хочу кушать. Всегда…

Таня Махиня, 5 лет, из Мариуполя:

- У нас страшнее, чем в фильмах ужасов. Похороны каждый день…

Света Абрамчук, 4.5 года, беженка из Славянска:

- Наш дом разбомбили. Мы с мамой и бабушкой жили в погребе. Когда бомба упала во двор снова, я стала заикаться…

Ваня Лосько, 4 года, Краматорск:

- Когда бубухнула бомба, я испугался и описался. И писаюсь теперь каждую ночь, когда гром гремит, а мама смотрит на меня и сильно плачет…

Сергей Фиоктистов, 8 лет, Луганская область:

- Я не боюсь быть убитым, но если убьют маму, папу или бабушку, я этого не переживу…

Евгения Ляшенко, 9 лет, Донецкая область:

- На войне начинаешь верить в Бога по-настоящему, а не понарошку. Потому что понимаешь: только Бог может тебя защитить…

Тамара Овдеенко, 6 лет, беженка из Славянска:

- Война, это когда вокруг тебя только зло, а добро убито и похоронено где-то далеко…
Я

Таню прорвало

Стала очень ласковая. Постоянно просит объятий и ласк - буквально проходу не дает. Ходит за мной хвостиком. Если бы не знала, отчего это - уже бы взвыла от отсутствия личного пространства.
Хорошо, что я сейчас весь день в ее распоряжении:)

Зато Феликс может вздохнуть спокойно, а то весь этот год она на нем свои ласки отрабатывала.
Я

Как себя вести?

Периодически Таню "накрывает", как сегодня, например. Она сходу начинает рыдать. Потом объясняет - опять вспомнила о родной маме, жалеет, что та умерла, и что Таня ее никогда не увидит.
Как правило это случается аккурат в момент, когда я за рулем. Хорошо, если она при этом сидит рядом со мной - я могу хотя бы вести машину одной рукой, другой гладить ее по спине, пока не успокоится. Что говорить в такие моменты - я не знаю. Вроде не тот человек ее мама, который достоин оплакивания, но не хочется "раскрывать ей глаза" на мамашку.
Собственно, Таня знает о том, что мать ее бросила. Но когда я увидела, как она переживает предательство, постаралась сгладить ее обиду, и сказала, что мы не знаем, почему она так сделала. Возможно у нее была уважительная причина. Ведь мы знаем о ней то, что она была тяжело больна, и что она не имела российского гражданства. А значит, она не могла рассчитывать на лечение в России. Забери она Таню с собой - возможно, они бы обе умерли.
- Иногда мамы вынуждены бросить своих детей, чтобы их спасти, - сказала я ребенку. - Возможно, это был как раз ваш случай.

Про себя я была уверена, что случай был не тот (хотела бы дочери хорошего - написала бы отказную, а не сбежала бы, оставив дочь в роддоме без статуса), но с Таней, естественно, своими соображениями не делюсь. Но и как ее утешить в моменты приступов - тоже не знаю :(