?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как и обещала - привожу альтернативную точку зрения на образ фон Корена, той, которая была изложена у tanja_tank


Как и ожидала, я вижу его совершенно не тем, кем видите его Татьяна Танк.
То есть он в данной повести не только не нарцисс, не социопат - он полный их антипод.

Татьяна очень хорошо подобрала цитаты фон Корена, так, что даже не читая повести, можно сделать вывод о его личности. Но, как сказал Шерлок Холмс устами Конан Дойля, «Вы ошиблись в знаке, нужно было поставить плюс, а вы поставили минус».

Итак, что мы видим, когда смотрим на фон Корена?

Он резок, местами даже груб. Он не пытается понравиться окружающим, не пытается извлечь из них какие-то свои моральные и материальные выгоды. Даже набирая будущих участников своей зоологической экспедиции он не давит на дьякона Победова. Уговаривает, стимулирует - но не давит.
Разве это нарциссические черты? Определенно нет.

Иногда резкость его высказываний шокирует окружающих, его просят замолчать – но тем не менее, его продолжают везде принимать, от него не отворачиваются, его слушают, причем с интересом, от домов не отказывают.
Почему?
Да потому что его высказывания – СПРАВЕДЛИВЫ. Люди подспудно чувствуют правдивость его слов, даже если их коробит грубая прямолинейность их высказывания.

Заметьте, несмотря на умение проехать по самым болезненным точкам, этого грубияна никто кроме Лаевского не боится. Более того, когда он просит не брать на пикник «этих макак» в лице Лаевского и его любовницы – с ним соглашаются. И если бы не умение Надежды Федоровны (о ней я бы хотела написать отдельно) без мыла в анус влезть – и не взяли бы.

И вот эта любовь к справедливости, честность и порядочность, которую не отрицает даже Лаевский – полностью снимает с Николая обвинение в социопатии. Причем Лаевский не просто признает этот факт на словах – он СОЗНАЕТ, насколько он низок и ничтожен рядом с фон Кореном.

«Лаевский почувствовал неловкость: в спину ему бил жар от костра, а в грудь и в лицо - ненависть фон Корена; эта ненависть порядочного, умного человека, в которой таилась, вероятно, основательная причина, унижала его, ослабляла, и он, не будучи в силах противостоять ей, сказал заискивающим тоном:
- Я страстно люблю природу и жалею, что я не естественник. Я завидую Вам»

И я думаю, Лаевский не соврал про зависть. Потому что уважение горожан, питаемое к фон Корену – было настоящим, неподдельным. Тогда как сам Лаевский мог рассчитывать разве что на брезгливую жалость.

Фон Корен – человек с развитой эмоционально-волевой сферой, что не свойственно людям с нарциссическим и прочими видами расстройств личности.
Почему его так выбешивает, что все, связанное с любовью, честностью, порядочностью и красотой, Лаевский обесценивает? Почему Николая так перекосило на пикнике, когда Иван обозвал гнилью любовь Ромео и Джульетты?
Да потому что сам фон Корен в любовь – ВЕРИТ. Шекспиру он – верит. Пушкин с его «Тиха украинская ночь» что-то очень сильно греет в душе. И он на дух не переносит лжи. Поэтому со всей страстью готов защищать это красивое и святое от такого ничтожества как Лаевский. И только наличие двоих детей рядом с ним удержало его от того, чтоб смешать Ивана с дерьмом, коим он пытался измазать героев Шекспира.
Кстати, то, что он посчитался с чувствами стоящих рядом детей – тоже характеризует фон Корена как чуткого и тактичного человека, несмотря на его внешнюю грубость.

Татьяна также обвиняет Николая в ненависти к женщинам и асексуальности.
Но во всей повести он проявляет неуважение лишь к одной женщине – Надежде Федоровне. И разве не обоснованы его слова о порочности этой дамы? Разве у него не было оснований ее презирать?
В остальном ни одна из женщин не находит его ненавистником, иначе не звали бы его на все светские мероприятия.
Что касается отсутствия проявления сексуальности, о коей написала Татьяна, то было бы странно, если бы человек, который так рьяно защищает нравственные ценности, показывал бы, что его эта тема сильно волнует.
И если он до сих пор не озадачился поиском своей второй половины, то не потому, что асексуален, а потому, что науку он любит больше чем женщин. Он молод, как все молодые - одержим. В его случае - одержим идеей научной экспедиции, которая предположительно продлится 10 лет – какая уж тут семья и любовь, в Ледовитом-то океане. Сначала дело жизни надо сделать, потом, если живым вернется, обогатив своими исследованиями российскую науку, можно и о семье подумать. Ученый с именем – ему будет что детям передать.

Так какой же он социопат, при наличии таких-то черт?


Теперь хотелось бы рассмотреть такой аспект: почему Лаевский вызывает у него не просто неприятие, а неприкрытую ненависть? Настолько сильную, что он, вопреки обещанию, данному доктору не стрелять в Лаевского, подняв пистолет, почти готов разрушить свою жизнь и карьеру, но все же убить человека, которого считает врагом?

В цитате, которую я привела выше, находится ключ к разгадке этой ненависти: Лаевский, ощущая ненависть фон Корена на себе, сознает, что у этого чувства есть основательная причина.

Какая? В каком случае человек может ненавидеть определенный тип людей?
Ответ прост: фон Корен когда-то сам стал жертвой социопата. Вероятнее всего – в детстве. И скорее всего, таким социопатом был мужчина – отец, отчим, прочий опекун. В общем, тот, кто мог влиять на формирование его личности и длительное время активно ее подавлял, при этом выдавая издевательства за отеческую любовь. Оттуда его ненависть к фальши и лжи.
Именно поэтому его ненависть была направлена именно на мужчину, ведь Надежда Федоровна (я уже писала о желании рассмотреть ее образ отдельно) в роли Неотразимой куда гаже своего сожителя. Она даже не пытается выглядеть лучше чем есть. Но Николай лишь интуитивно чувствует, что Лаевский и его любовница – одного поля ягоды, и стремится дистанцироваться от обоих, ненавидя при этом только Ивана.

Его непримиримость легко объяснима, потому что он слишком хорошо знает, каково это, когда из тебя (со словами об огромной к тебе любви) выпили все соки, пережевали, и выплюнули ошметки в грязь. Он слишком хорошо сознает опасность этого чудовища для окружающих, поэтому его фраза «нечего бояться промочить ноги, когда угрожает потоп» имеет под собой все основания.
И правда - стоит ли делать упор на спасении единиц, когда гибель угрожает сотням?

При этом у Николая него есть чувство собственного достоинства, поэтому он пытается лечить общество от навязываемой ему душевной болезни, но не хочет признаваться, что сам ею переболел. Хотя мог бы, и возможно это вызвало бы большее доверие к его словам. Но признать этот факт стыдно, невозможно, поэтому он, разоблачая Лаевского, пытается использовать чисто логические доводы, приводя лишь конкретные аргументы, подтверждающие правдивость его слов. Возразить на них нечего, но душевного отклика такие, напоминающие математический расклад, выпады у собеседников не вызывают. Поэтому Лаевский остается «другом» Самойленко с возможностью доить его и дальше.

Несмотря на пережитое, фон Корен выжил, выкарабкался, воссоздал себя заново, причем увидел себя, наконец, таким, каким наверняка мечтал видеть много лет назад. Именно этим и объясняется его самолюбование в доме Самойленко. Не потому, что он нарцисс, а потому что он до сих пор не может себе поверить, что Иван-дурак, за которого его держали в детстве, в итоге оказался вполне себе Иваном-царевичем. Который и с чудовищем, коего боялся полжизни, наконец-то сможет сразиться, когда придет его время. Тем более, что и чудовище-то уже нарисовалось поблизости – травит и уничтожает потихоньку целый город, а те, отравленные ядовитой слюной, даже не видят, какой он страшный и опасный. Он, фон Корен, видит, потому что у него уже иммунитет к яду, его так просто не проймешь. А теперь чудовище само его боится – разве это не повод для гордости собой?


Чем еще хорош фон Корен, так это тем, что он не просто разоблачает Лаевского. Он делает все, чтоб защитить от него остальных. Поначалу он делает это грубо, поэтому доктор, который, сам весь в долгах из-за того, что раздает деньги направо и налево, отказывается слышать Николая и пытается любой ценой раздобыть денег для человека, который почти наверняка кинет его с возвратом.
Но у Николая есть еще одна замечательная черта: несмотря на то, что пережитой опыт психологического насилия заставляет его даже в зрелом возрасте демонстрировать подростковый максимализм (впрочем, это свойственно людям, пережившим в детстве влияние социопатов), он способен к самосовершенствованию в отношениях с людьми. Пусть и с огромным опозданием, но он продолжает эмоционально взрослеть. И поэтому, после двух лет резких и разоблачительных речей, находит в себе силы сменить тон и поговорить с доктором так, чтоб максимально обезопасить его от отдачи денег Лаевскому, которые тот никогда не вернет. И что самое главное – у Николая это, наконец, получается. Денег доктор не дает, а Лаевский, зажатый в угол невозможностью сбежать, показывает свое настоящее лицо, так что даже добряк-Самойленко готов указать «лучшему другу» на дверь.

Хотелось бы еще отметить неслучайность выбора профессии фон Кореном – «зоолог, или социолог», что, по его мнению, одно и то же.
Изучение особенностей поведения всего живого в природе, человека в том числе, способы их взаимодействия друг с другом, позволили ему осознать разложить по полочкам весь ужас, произошедший с ним в детстве, и применить к самому себе методы самотерапии, которые он, скорее всего, сам и разработал, учитывая, что в то время отсутствовали такие специалисты, как психологи. В результате он становится не просто зоологом или социологом – он становится целителем душ человеческих. Он пытается исцелять людей от лжи, подлости, распущенности, лени и стяжательства.
Но проблема в том, что врач он еще неопытный, учиться ему не у кого, все приходится постигать опытным путем. Он оказался хорошим диагностом, но лечить болезнь пока не умеет. И как неопытный врач, он, видя какой заразой опутали город Лаевский с любовницей, поначалу пытается лечить болезнь симптоматически – объясняет людям вредную и опасную сущность Лаевского, пытаясь удержать их от контакта с «микробой».
Но проходит два года, болезнь города лишь прогрессирует, и наконец, до фон Корена доходит, что лечить надо не болезнь, а ее причину. Ибо пока он «лечит» людей, «микроба» исторгает в них все новые и новые яды. И тогда он приходит к выводу, что Лаевского как источник заразы надо просто уничтожить.

Как всякий врач, пытающийся излечить заболевание, которого до него никто не лечил, он может предложить лишь один способ – ампутацию больного органа, или уничтожение "заразного" члена общества. Консервативное лечение ему пока неведомо, хотя он был бы не против изолировать «заразу», не прибегая к ее физическому уничтожению. Другое дело, что пока никто не знает – как это сделать. А уничтожить – не позволяет закон, ибо по закону «микроба» приравнена к людям.

Изучая поведение огромной, подлой, хитрой и ядовитой змеюки, коей является Лаевский, фон Корен подбирается к ней все ближе. Он не просто сознает ее опасность – он уже знает, с какой стороны к ней подойти, чтоб не подвергнуться атаке, и уже почти готов схватить за шею, чтоб лишить возможности распространять вокруг свой яд. Змея чувствует подступающую к ней опасность, начинает извиваться, шипеть. Она, умеющая прикидываться добрым и порядочным человеком, делает отчаянную попытку спасти себя: порочит своего врага, выставив его злобным демоном, который только и ищет способа «топить в реке свою конницу и делать из трупов мосты» или увлечь людей в пустыню, ослабить их, обречь на гибель, но при этом чувствовать себя их хозяином. Это ложь, но яд речей сладок, поэтому змею слушают, и не смеют возразить.


Но и это не помогает – уже на следующий день после пикника у себя в доме Самойленко начинает видеть, что за благостной человеческой внешностью скрывается мерзкая тварюга, и здоровая рогатина в виде фон Корена, которая еще вчера лишь была занесена над змеей, прижала гадину за хвост. Тварь продолжает извиваться и шипеть, но зоолога этим не напугаешь. Он лишь с интересом, достойным ученого, наблюдает, как она поведет себя в безвыходной ситуации. Змея открывает пасть, показывая, что собирается укусить ученого – и в этот момент его рука смыкается на шее твари. Теперь она полностью в его власти – давай, покажи, какая ты страшная. Баюс-баюс.


Последнее, на что хотелось бы обратить внимание.
Когда фон Корен поймал Лаевского на слове и вынудил пойти на дуэль – он успокоил доктора словами, что смертоубийства не произойдет. Лаевскй выстрелит в сторону, а он, Николай, так и вовсе стрелять не будет.
Он искренне в это верил, потому что ему его работа, его наука, его карьера и даже жизнь однозначно были важнее человеческой слякоти, коей был Иван.

Что случилось в тот момент, когда он поднял пистолет? Почему, вопреки собственным ожиданиям, на него накатило страстное чувство уничтожить Лаевского? Ведь маски уже были сорваны, ядовитый змеиный зуб выдран и гадина, пусть и не сменившая нутро свое, стала беспомощной и безопасной?

Я думаю, причина в том, что стрелял он не в Лаевского. Он стрелял в того демона, который когда-то травил ядом его собственную душу, и жрал его самого.
Скорее всего, тот, первый демон, так и остался безнаказанным, умерев в почете и уважении. А значит, продолжал грызть зоолога даже после смерти. Потому что демон не получил заслуженного возмездия, и чувство справедливости фон Корена осталось неудовлетворенным.

Совершив свой выстрел, чудом не убив Лаевского, он, тем не менее, уничтожил двух демонов сразу – и того, который до сих пор продолжал травить его душу ощущением так и не свершившегося правосудия, и того, который жил в стоящем перед ним человеке.

И хотя после уничтожения демонов от души Лаевского осталось мало чего приятного для окружающих, такой слабый, униженный, но безвредный, он уже не внушал ненависти Николаю. Видя Ивана таким, каким он стал, погруженного в работу взамен былой праздности и лени, живущего в нищете, но честно, по средствам, стремящиего расплатиться с долгами вместо того, чтоб сбежать от оных в Петербург, фон Корен вместо, казалось бы, логичного презрения, свойственного нарциссам, выражает Лаевскому и сочувствие, и уважение. И даже предлагает прислать что-нибудь нужное из Москвы или Санкт-Петербурга. И когда? Когда презираемый им ранее Иван оказался выброшенным на задворки жизни, утратив былую популярность.

То есть, Николай не только проявляет те чувства, которых не может быть у социопатов - он проявляет больше человечности, чем большинство остальных жителей города, благополучно забывших о существовании "рубахи-парня" Лаевского.

Comments

( 12 comments — Leave a comment )
Irina Novikova
Jul. 16th, 2015 03:35 pm (UTC)
Оля, Ваша трактовка образа ближе к моему восприятию Фон Корена, но что-то в ней "корябает" мне мозг.
Скорее всего, это версия о травме детства.
Однако и с трактовкой Татьяны не могу согласиться.

Перечитав Чехова хочу сказать,что этот персонаж был весьма близок мне в период максимализма, что и понятно- его высказывания вполне объяснимы для энтузиаста в возрасте эдак 15-18.

Я не настолько хорошо могу оформить свои мысли и ощущения, возможно я плохо понимаю, что такое нарцисс и вообще психологию, но ... "меня терзают смутные сомнения".)))) Пятой точкой чувствую несоответствия, но не могу их оформить.
ollako
Jul. 16th, 2015 03:57 pm (UTC)
Потому он и был вам близок, что житейской мудрости у фон Корена было лет на 16-18.
ollako
Jul. 16th, 2015 05:07 pm (UTC)
По поводу что такое нарциссизм.
Это одна из форм расстройства личности, при которой субъект уверен в своей исключительности. При этом человек начисто лишен эмпатии, чувства стыда, у него нет никаких нравственных правил и норм морали.
Но он умеет искусно имитировать эмоции, которых на самом деле не испытывает.
Особенно тяжелый случай - это перверзный нарциссизм, когда человек умеет манипулировать сознанием либо окружающих, либо отдельно взятых жертв, поддающихся его манипуляциям. В этом случае он подчиняет людей своей воле, использует в корыстных целях. Выжав из человека все что можно - без зазрений совести бросает его.


Почему я думаю, что у фон Корена речь о травме детства.
Потому что если бы это случилось во взрослом возрасте - он бы не демонстрировал признаки юношеской прямолинейности. К 30 годам люди уже мудрее становятся. То есть, где-то в детстве случилось что-то, что не давало ему вовремя взрослеть, набираться мудрости, получать социальные навыки вежливого общения.

Собственно, герой упоминает один эпизод своего детства, из которого ясно, что как минимум матери у него не было: он рассказывает, что в бытность его гимназистом, когда он заболел брюшным тифом, тетка накормила его грибами, от чего тот чуть не умер. То есть на каком-то этапе детства он был лишен нормальной материнской заботы.
Irina Novikova
Jul. 16th, 2015 05:44 pm (UTC)
В общем я знаю,что такое нарциссизм, но проблема в том,чтобы правильно трактовать те или иные проявления личности, слова, поступки итд: ведь каждое проявление может иметь разные смыслы.

Насчет травмы- поняла теперь Вашу идею.

sirin_from_shrm
Jul. 17th, 2015 06:56 am (UTC)
Очень интересный анализ, спасибо! Со многим из написанного не могу согласиться, но... скачала фильм и книгу Чехова. Буду разбираться сама, кто есть кто там :-) Потом выскажу уже обоснованное мнение.
ollako
Jul. 17th, 2015 07:02 am (UTC)
Я могу допустить, что ошибочно трактую причины поведения фон Корена.
Но то, что он не социопат - уверена на 200 %
Ориентировалась на его же высказывание: судить о человеке надо не по его словам, а по его делам.
sirin_from_shrm
Jul. 20th, 2015 02:25 pm (UTC)
Я посмотрела, посмотрела "Плохой хороший человек"! (литературное произведение ещё не читала). Да, я готова с Вами согласиться: фон Корен скорее травматик, чем социопат. Я тоже узнаю в нём себя!!! Я напишу об этом чуть позже, в комментарии к последнему Таниному посту про развязку.
ollako
Jul. 20th, 2015 02:26 pm (UTC)
Хорошо :)
sofa_mitru
Jul. 17th, 2015 01:01 pm (UTC)
Большое вам спасибо за этот разбор!
А то Таню почитаешь - так все подряд нарциссы и социопаты. ))
ollako
Jul. 17th, 2015 01:06 pm (UTC)
Блог у нее такой - притягивает специфическую публику. Когда их слишком много вокруг - нормальные могут среди них затеряться

Edited at 2015-07-17 01:07 pm (UTC)
gptu_navsegda
Jan. 27th, 2018 07:27 pm (UTC)
Фон Корен это объединенный образ Бенкендорфа и Воронцова, а Лаевский это Пушкин. https://gptu-navsegda.livejournal.com/1280530.html
ollako
Jan. 27th, 2018 07:41 pm (UTC)
Да, вполне возможно. Но как я понимаю, то, что у героев могли быть прототипы - никак не противоречит моей характеристике героев
( 12 comments — Leave a comment )

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars