ollako (ollako) wrote,
ollako
ollako

Category:

Несостоявшийся бой. Запоздалый отчет.

В четверг в школе состоялся педконсилиум из-за ситуации с айфонами.
Накануне Таня нехило мандражировала, рыдала, тем более, перед самым консилиумом выявился еще один факт присвоения Таней чужой вещи – перочинного ножика. Таня мне клялась, что все было совсем не так, что вещь ей подбросили, и она, увидев ножик в своей кедине, тут же отдала его учителю.


Вопреки ожиданиям, все прошло мирно. В кои-то веки в дело вмешалась школьный психолог и на удивление грамотно разрулила ситуацию – без поиска правых и виноватых. Тане и без этого было о чем задуматься.

Единственный раз, когда я возбухнула – это когда на консилиум явилась руководитель ООП – ее вызвала директор. Я возмутилась и сказала, что это лишнее: права Таня или виновата – но запугивать ребенка и прилюдно подчеркивать, что она чем-то отличается от двух других девочек – недопустимо. Начальница, надо отдать ей должное, узнав, зачем ее вызвали, поддержала меня, сказала, что по ее мнению ее совершенно зря побеспокоили и оторвали от дел. Завуч, которая формально проводила консилиум, согласилась с нами и начальница ушла.

Дальнейшее мероприятие мало было похоже на разбор полетов. Мы просто сели в кружок, лицом к лицу, никаких столов, и девочки по очереди рассказали каждый свою версию.

Если честно, я вообще считала, что ситуация не стоила того, чтоб из-за нее консилиум собирать – ведь факта кражи вещей не было. Было хулиганство – перекладывание вещей из одного кармана в другой, причем тот, кому переложили, был ни сном ни духом о перекладе. Причем девочки, скорее всего, к этому хулиганству отношения не имели. Вся карусель закрутилась из-за того, что то ли Таня заподозрила в деянии одну из девочек, то ли девочка приписала эти подозрения Тане. В общем, если бы не психолог, развели бы бурю в стакане воды.

Сошлись на том, что девочки друг друга неправильно поняли. Им дали возможность проговорить свои чувства, свои страхи. Таня в этом плане оказалась самой открытой. Она сказала, что боится потерять дружбу их обеих, как недавно – с мальчиком из их класса, и разрыдалась. Девчонки, глядя на нее, тоже чуть не расплакались и сказали, что будут продолжать с ней дружить.

Я промолчала о том, что в ходе рассказов выявилась куча Таниного вранья по другим вопросам. В частности, в истории с ножиком Таня тоже соврала. Но видно, я уже привыкла к тому, что у меня дочь врушка, поэтому перепроверяю ее слова, если в них есть что-то важное, и действую исходя из полученной информации. Вот и в тот день, уйдя из школы, лишь отметила, что вчера она мне опять солгала – так стоит ли ей рыдать, что ей теперь никто в школе не верит?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments