ollako (ollako) wrote,
ollako
ollako

Categories:

Ненадолго хватило моей терпимости

Моя лояльность закончилась сегодня ночью, когда Татьяна устроила игрища с Феликсом, уснувшим у меня на животе. До вчерашнего дня Таня повадилась ходить в школу через день, и то ко второму уроку. Остальное время она типа "болеет" и "страдает от того, что ее никто не понимает". Уговариваемая опекским психологом, я относилась к ее пизд.страданиям щадяще - давала детачке "перезагрузиться", благо она в общем и целом поспокойнее стала. Но в глубине души опасалась, что как и 2,5 года назад она от хорошего отношения лишь наглеть начнет.

Похоже, мои опасения оправдались. Первый пистон Таня огребла ночью, когда я проснулась от того, что на моем животе прыгал Фелька, дразнимый Татьяной. Честно говоря, я даже не помню, что я ей спросонья высказала, но летела она из моей комнаты просто с реактивной скоростью, только что дым из задницы не шел.

Утро краса моя традиционно встретила в состоянии "страдания". Настолько сильного, что когда я принесла ей обязательные к приему лекарства (сама она до сих пор не в состоянии принимать их регулярно и вовремя), она сказала, что не может поднять с подушки голову.
И тут она огребла второй втык. Я поняла, что никакая это уже не перезагрузка, просто дева моя снова начала наглеть. Ну правильно, зачем ей поднимать голову с подушки, зачем ей вовремя ложиться спать, и тем более - спать ночью, а не играть с котом, если добрая мама молчит, когда она школу прогуливает? А на ее "ай-ай-ай, нехорошо, деточка, всю жизнь загубишь, если учиться не будешь" - дите откровенно кладет.

В общем, заставив ее выпить лекарства, и не дожидаясь, пока она опять засопит, я заставила ее посмотреть на себя. Внутри снова закипело от злости, но говорила я спокойно.
- Таня, ты сейчас встанешь и будешь одеваться в школу. Прогуливать уроки я тебе больше не дам. Если ты сейчас не встанешь - я вылью на тебя кастрюлю воды.

Дите глянуло на меня недовольно - и снова повалилось на постель.

- Окей, я предупредила. Извини, Танюш, но ты сама этого хотела.

Я действительно готова была ее облить. И Таня это знала. Поэтому, когда я вернулась в комнату - она уже стояла на полу, причем даже полуодетая.
Из дома она вылетела минут на 10 раньше нас - машину ждать не стала. Перед этим успела мне всячески дать понять, как сильно она оскорблена моим поведением.

Зная, что после школы Таня опять побежит в опеку, я позвонила туда, рассказала о случившемся и предупредила, что "долюбливание" ребенка прекращаю и снова завинчиваю гайки. В корректной, но твердой форме высказала дамам, что на мой взгляд, "понимающий" подход к ребенку наносит ей вред, потому что она начинает нагло манипулировать понимальщиками. Вот и сейчас она активно подлизывается к психологу, пытается определить ее в свои мамы. И снова, как и ее очередная "любовь", психолога она ассоциирует с кровной матерью, тогда как я для нее злая опекунша, которая все время что-то требует, не дает наслаждаться жизнью без всяких там школ и прочих обязанностей.
Все это я психологу рассказала. И высказала мнение: если мы хотим Тане добра - то это не мы должны ее понимать, а ее заставить понять, что есть требования, которые хочешь-не хочешь, а выполнять НАДО. Для ее же блага.

- Ой, - сказала психолог. - А мне Таня вчера рассказывала, что у нее в школе все хорошо, и что она получила пятерку по географии.
- Она лжет. Пятерку она не могла получить, потому что она вчера прогуляла занятия под предлогом плохого самочувствия. Но до вас дойти у нее силы нашлись почему-то ("потому что пиз..ть с психологом - не работать" - подумала я). И музыку до ночи слушать. И кота в ночи третировать.

Я сказала, что на мой взгляд на Таню сейчас надо воздействовать со всех сторон, и воздействовать одинаково строго. Я требую с нее правильные вещи, и они вроде бы со мной согласны в этом. "Любовь" в Танином понимании я давать не хочу и не буду по одной простой причине - я считаю, что ей это настолько вредно, что в будущем перечеркнет ей всю жизнь. А поскольку мне она небезразлична - я сделаю все, чтоб этого не допустить. Поэтому с нынешнего дня я возвращаюсь к тому, что было раньше: я становлюсь любящей, но строгой и требовательной мамой. И я буду очень благодарна, если представители опеки меня в этом поддержат и с Таней тоже будут говорить более строго. Ребенок должен получить образование, но этого не случится, если мы будем ее "понимать" и потакать ей. И тогда ей будет лишь одна дорога - в асоциал. Они этого хотят? Нет. Если я буду ее строжить, а они "понимать" - это приведет лишь к тому, что она начнет нас стравливать между собой, выискивая из ситуации свои бонусы. Я напомнила психологу о псевдонасилии, когда из-за Таниной несколько парней чуть не сели - и все это ради того чтобы "мама меня жалела". Теперь она делает то же самое - чтоб пожалели в опеке.

ЛВ, охая и ахая, согласилась со мной и сказала, что она меня поняла, и если Таня явится - то говорить с ней она будет совсем другим тоном.




PS. Пока я писала это сообщение, позвонила Таня, сказала, что привела ребят из школы, и попросила прощения за свое утреннее поведение. Мы договорились вечером пообщаться по поводу утреннего происшествия.
Tags: 1Таня, Мы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments