?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чудны дела твои.

Звонит в 7 утра Антохина учительница, просит срочно, перед уроками, зайти в школу. Что-то серьезное, не телефонный разговор.

Памятуя прошлый инцидент, подумала: опять Антону выкатят обвинения в том, что мальчика из класса якобы обижал. Допросила Тоху – тот клянется, что после последнего вливания в начале сентября ничего плохого никому не делал. Да и тогда-то самое ужасное, что он сделал – назвал мальчика Васю «тепловозом» за то, что тот на него навалился всем ростом и весом. Мальчик, имеющий проблемы с восприятием, решил, что его обозвали жирным, и нажаловался маме.

Прихожу. Смотрю, собрали аж трех мам и всех троих ведут к директору. Ну, думаю, совсем плохо дело.
Привели, зачитывают докладную. Теперь Антона обвиняли в побоях этого Васи. В компании с другим мальчиком – Митей. Типа, Вася пришел домой, мама обнаружила у него на теле несколько синяков, стала расспрашивать, откуда, и тот ответил, что его побили Митя и Антон.

Я смотрела на взрослых людей, и не понимала, как реагировать. Антон, ростом с второклассника и с силой как у воробья, побил Васю, которому ниже плеча? Они это серьезно?
Оказывается, классная не только приняла всерьез слова Васи, но уже приготовилась применить к Антону и Мише санкции типа постановки на внутришкольный учет. После еще пары таких же жалоб.

- Скажите, - спрашиваю, - а вы считаете правильным наказывать ребят, опираясь на слова одного Васи? Антона и Митю вы почему не опросили? Я вот сегодня после вашего звонка Антона опросила – и узнала много интересного о происходящем в школе.
- Тон смените, когда разговариваете! – рявкнула классная. Ее собственный тон ее почему-то не смутил, даром что рядом сидела директор.
Я сделала паузу и прикинула, какой же у меня был тон. Вроде ничего криминального, во всяком случае, таких наездов, какие только что услышала в свой адрес, не было. Но решила не устраивать склоку при директоре, и тем же тоном что и раньше, поведала присутствующим Антонову версию событий. Куда более логичную и объяснимую, чем версию побития Васи Тохой. И главное – что большинство фактов не могла оспорить даже Васина мама – она знала о проблемах сына.

Директор распорядилась вызвать всех троих пацанов и дать слово каждому.
Приходят.
Первым опросили Митю. Тот не стал отпираться, и рассказал, что Вася постоянно к нему пристает и мешает играть.
- Патамуфта ты иг’аеф в дуацкие иг’ы, - вмешался Вася, невольно подтвердив слова Мити и вызвав сомнение в достоверности собственного рассказа о побоях.

Мите, естественно, не понравилось грубое вмешательство и тот без особого почтения попросил Васю отойти. Вася обиделся, и стукнул Митю по голове. Митя, не долго думая, стукнул Васю в ответ. Вася обиделся еще больше и пошел жаловаться.

То, что инициатором потасовки оказался Вася – признал даже сам Вася.

Я спросила, как в этом участвовал Антон. Сам Антон сказал, что он вообще не понимает, о чем тут говорят.

Митя сказал: вообще никак не участвовал, в стороне стоял. Учитывая, что Митя не пытался оправдываться, как-то себя обелить, я решила, что доверия его словам всяко больше, чем Васиным.
Я уже не раз слышала, что Вася достал приставаниями весь класс. Этого не отрицали ни мама, ни классная. Но я могу его понять – ребенок ищет общества сверстников, а социальные навыки пока не наработаны. Поэтому общается как умеет. И поэтому его попытки завязать диалог зачастую носят грубоватый характер. Тем удивительнее мне было, как пытается решить проблему классная. Она начала выговаривать Мите, что учила его, какими словами надо отваживать Васю, чтоб не приставал. Митя использовал другие – и поэтому Вася отреагировал не так как ожидалось.

В результате беседы было принято решение докладной на ребят хода не давать

Я сидела и удивлялась. Ребенок с диагнозом, при котором обычно люди избегают контактов с другими людьми, вдруг проявил неслыханное качество – попытку наладить общение. Это же здорово, это надо поощрять! А что делает учитель вместо того, чтоб ему в этом помочь? Учит других детей, как его отваживать от себя, чтоб понял и не лез? А маму волнует то, что ее ребенка якобы побили вместо того, чтоб наладить отношения с родителями одноклассников и помочь сыну с ними подружиться? А теперь сидит и всем видом выражает мне обиду, что я не позволила наказать ни Митю, ни тем более Антона? Это все, что ей надо для счастья? Ее ребенка делают изгоем, а она мало того что ни мычит, ни телится – еще и думает, как помочь процессу, устраивая травлю другим детям, чьего внимания ищет ее сын.
Чудны дела твои, Господи.

Классная не успокоилась – у нее ко мне были еще претензии. В принципе, она почему-то с самого начала ведет себя со мной так, словно я ей миллион должна и вместо возврата долга нагло требую дать еще. До сегодняшнего дня я молчала. С Антоном в плане учебы она вроде бы вела себя строго, но справедливо, это все, что мне было от нее надо.

Сейчас мне было высказано обвинение в том, что вчера Антон ушел из школы сразу после концерта, не отметился у нее. Дело в том, что классная взяла Антона под личный контроль из-за проблем с русским языком. И теперь Антон перед уходом ежедневно должен был являться к ней и показывать тетрадь с классной работой. Я была не против подобного решения, но иногда Антон то ли забывал о требовании, то ли специально ускользал мимо учителя.
- Вы вообще не контролируете своего ребенка! – заявила она. – А я никак не могу с ним контакт наладить. На уроке он работает, а стоит мне с ним заговорить вне урока – он замыкается в себе и отказывается разговаривать!

Похоже, не только я ее раздражаю – и Антон тоже, раз отказывается с ней общаться вне урока. Он чутко ловит отношение к себе. Видимо, придется все же поговорить о ее поведении с директором, раз уж я здесь.

- Вообще-то, пока Антон находится на территории школы, это ваши полномочия - его контролировать, - ответила я. – Когда он выходит с территории - я всегда знаю, где он, и чем занят.

Я спросила ее, всегда ли на посту сидит охранник. Она подтвердила – всегда. Я предложила предупредить его о том, чтоб не выпускал Антона, пока тот у нее не отметится.

- Это сложно будет организовать? – спрашиваю.
Тон у классной почему-то смягчился, хотя я снова выступила ей наперекор.
- Нет, не сложно. Я попрошу ИванИваныча – он все сделает.

Тем временем прозвенел звонок на урок, и классная ушла. Мы, три мамы, остались у директора.

Я решила, что момент настал, и попросила слова. В принципе, директор мне нравится – очень располагающая к себе женщина. И с Антоном нашла общий язык с первой же встречи.

- Мариванна, - говорю. – Извините, что затеваю этот разговор при других мамах, но раз уж они все равно оказались свидетелями утреннего поведения нашей учительницы – я думаю, им можно это услышать. Извините, но я считаю недопустимым поведение НинВасильны как с родителями, так и с детьми. Разве можно сходу набрасываться с обвинениями на ребенка, даже не дав ему возможность рассказать свою версию событий? И тем более – применять наказания, не разобравшись в ситуации. Она говорит – у нее нет контакта с Антоном. И не будет, если она будет себе позволять подобное поведение. А как она разговаривала сегодня со мной – обратили внимание? Мой тон ее, видите ли, задевает. А свой, грубый и неуважительный, она, как я понимаю, считает абсолютной нормой?

К моему удивлению меня поддержала мама Мити, которая до этого тихо и робко сидела в сторонке, боясь вставить хоть слово.
- А нам она вчера вообще скандал закатила. Она орала на нас при школьниках, при охраннике, за то, что Митя попросил меня забрать его из школы. Я же не знала, что у вас концерт еще не кончился, я бы не стала этого делать. Конечно, мы виноваты, но зачем же нас так позорить?

Это была новость. Выходит, не только я выбешиваю классную, но и тихая, безответная Митина мама тоже. И ее сын. Она что, со всеми так себя ведет, или только с нами, как с новенькими? Типа, явились в чужую тусовку, так сидите и не отсвечивайте?

Директор повела себя, на мой взгляд, предельно адекватно в данной ситуации. Она согласилась с тем, что с классной необходимо будет поговорить и призвать ее к порядку. Но тут же попыталась защитить свою подчиненную:
- Она никогда раньше так себя не вела, - сказала директор.

Я не хотела, чтоб она видела с моей стороны только недовольство нашей классной, поэтому ответила:
- Да, я знаю. И она мне очень понравилась в первую встречу. Мне нравится, что на уроках она очень требовательна к Антону. Это то, что ему сейчас надо. Но мне бы очень хотелось, чтоб ее требовательность дополнилась таким качеством как справедливость. Ей цены не будет как учителю.

Прощаясь, я так же высказала свое видение ситуации с Васей. Сказала, что готова всячески настраивать Антона на хорошие отношения с ним. Потому что мы с ним слишком хорошо знаем состояние изгоев – и мне не нравится, что в отношении Васи проводится такая же политика.
С этим директор тоже согласилась. Я предложила позвонить Васиной маме, попытаться наладить с ней контакт.
- Не надо, - сказала директор. – Я сама с ней поговорю. Вас она сейчас не способна воспринять правильно. Вам я позвоню после нее, и мы решим как нам быть в этой ситуации.
Поразительной чуткости женщина.

Comments

ollako
Oct. 6th, 2016 06:54 pm (UTC)
Конечно есть. В школе не один учитель работает. Как правило есть и адекватные, и не очень.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars