ollako (ollako) wrote,
ollako
ollako

Category:

22 ноября, воскресенье. День одиннадцатый.

Я приезжаю к маме с утра. Меня не пускают – нет пропуска, а оформить его может только лечащий врач, который будет в понедельник. Сначала я реву от бессилия, но потом соображаю дать охране 100 рублей. Меня пропускают.
Мама лежит в коридоре, под самой форточкой, т.к. в палате дышать она совсем не может, а кислородной маски для нее найти не могут. Предложили подышать кислородом з какой-то ржавой трубы - маму закономерно вырвало от этой мерзости.
Я отлавливаю доктора, который, не стесняясь маминого присутствия на мой вопрос, что с мамой, отвечает: УМИРАЕТ ВАША МАТЬ.
Оказывается, ее уже успели свозить в реанимацию, где реаниматолог ей в лицо заявил, что лечить ее уже поздно. В реанимацию ее не взяли, вернули на креслице в коридоре.
До сих пор не могу себе простить, что после этого оставила ее там еще на две ночи, но что я могла решить в выходной день? Разве что сбегать в медтехнику на ВДНХ и купить ей кислородообразующий аппарат, раз в больнице даже маски для нее не нашлось.
У меня осталась надежда на то, что в понедельник ее осмотрят онкологи (в больнице три онкоотделения) и, наконец, окажут ей квалифицированную помощь.
Мама, которая изначально воспринимала свой диагноз как приговор, спросила:
- Ну теперь-то ты видишь, что это уже все, я ухожу?
- Нет. Просто это плохие врачи. Завтра прийдут вменяемые, они тебе помогут.
Tags: МАМА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments